Все об Индии!
India.ru
Как поехать в Индию
 
   
 
 
ЧАСТЬ II
ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ

 

АНСАМБЛЬ КУТБ-МИНАР

Самая высокая башня в Индии, “седьмое чудо Хиндустана”, когда-то возвышалась в центре города, носившего в XII-XIII вв. название Раи Питхора.

(Высота башни—72,55 м, диаметр у основания - 14,4 м, диаметр у вершины — 2,44 м)

Никто не знает наверняка, кем и когда было начато строительство этого величественного монумента. Его происхождение теряется в мифах и легендах. Считают, однако, что первый этаж башни, известный также под названием Виджай Стамбх (Колонна Победы), был построен раджпутским князем Притхвираджей Чауханом в 1191 г. якобы для того, чтобы его любимая и чрезвычайно набожная дочь Сурадж Мукхи могла перед принятием пищи, поднявшись на башню, получать вдохновение от созерцания священной реки Ямуны. В 1199 г. первый этаж был якобы переделан мусульманским правителем Кутбуддином Айбеком, после чего она получила новое название — Кутб-Минар.

Надстраивался Кутб-Минар постепенно. Потомки Кутбуддина Айбека достроили второй и третий этажи в 1210-1236 гг., а четвёртый и пятый были добавлены к ним при императоре Фирузшахе Туглаке в 1370 г. На самой башне имеется множество надписей, повествующих о её строительстве, реставрации и самых различных переделках. Когда-то Кутб-Минар был увенчан куполом, который свалился в результате землетрясения в 1803 г. Один европейский инженер пытался восстановить купол, но усилия не привели к успеху: купол так и остался лежать в саду недалеко от башни. В результате землетрясений и дождей башня несколько наклонилась, однако, как считают правоверные мусульмане, изречения из Корана, высеченные на внешней поверхности по-арабски, дали ей силу устоять перед стихией.

И сегодня, спустя восемь с лишним веков после её создания, пройдя 156 ступеней (всего их в башне 379), можно подняться наверх, правда, всего лишь до первого балкона. Жестокие каноны индуистской религии, требующие от вдов соблюдения обычая “сати” (самосожжение), а также их исключительно тяжёлое положение в индуистских семьях толкали многих женщин на самоубийство, и все этажи башни были закрыты для широкой публики, включая первый.

Многие учёные и архитекторы до сих пор спорят: относить ли Кутб-Минар к памятникам индуистской архитектуры или мусульманской? Свидетельства и той и другой точек зрения весьма противоречивы. Вход в башню обращён на север, в то время как входы на всех других этажах обращены на восток.

Башня стоит прямо в грунте, а не на платформе, как чаще всего строились мусульманские памятники, и колокольчики, вырезанные в камне на стенах первого этажа — также типичный декоративный элемент индуистской архитектуры. Возможно, изречения из Корана были высечены на стенах башни позже.

Создатели Кутб-Минара, безусловно, были не только талантливыми математиками — они обладали и редким художественным вкусом. Именно поэтому, несмотря на разницу в отделке этажей, башня до сих пор поражает воображение всех, кто приходит полюбоваться ею.

Мусульманские завоеватели Индии не везли в своих обозах архитекторов и мастеров. Их первые сооружения в этой стране возводились местными зодчими-индусами, поэтому не могли не нести на себе отпечатка и влияния индуистской архитектуры. Так была построена мечеть Кувват-ул-ислам (в переводе с арабского — “могущество ислама”) — первая мечеть на индийской земле. Там, где она сейчас стоит, когда-то возвышался храм бога Вишну, созданный в 1143 г. Притхвираджей Чауханом.

Известный военачальник мусульманского правителя Мухаммада Гури Кутбуддин Айбек, покорив в 1191 г. Дели, превратил храм бога Вишну в мечеть. История свидетельствует, что он выбросил из храма всех идолов, разровнял каменную резьбу стен и из строительного материала, полученного в результате уничтожения 27 индуистских и джайнистских храмов, построил мечеть (высота её арок до 16,5 м, а ширина стен — 7, 7 м). Стены и хорошо сохранившиеся каменные колонны с изображениями людей и животных подтверждают предположения учёных о происхождении мечети. Для чисто мусульманской архитектуры характерен лишь строгий геометрический и растительный орнамент.

Строительство самой древней в Северной Индии мечети Кувват-ул-ислам началось в 1192 г. и закончилось в 1198 г. Об этом свидетельствуют цифры, высеченные в камне на центральном входе, который располагается с восточной стороны. На нём также сделана надпись, в которой призывается милость Аллаха к создателю мечети Кутбуддину. Красивыми каменными арками когда-то отделялся главный молельный зал от двора. Центральная арка высотой в 16 м, возвышающаяся за железной колонной, и сегодня поражает изящной резьбой по мрамору и песчанику, геометрическими орнаментами и сурами из Корана. При Шамсуддине Илтутмыше (1229 г.) и Алауддине Хилджи (1310 г.) мечеть была значительно расширена.

Во дворе стоит известная на весь мир железная колонна, происхождение которой до сих пор не совсем ясно. Историки утверждают, что колонна была отлита в 895 г. до н.э. и что, согласно древней санскритской надписи на ней, ещё раджа Дхава, правивший в Дели в начале IX в. до н.э., приказал своим ремесленникам отлить этот железный столб (высота — 7,2 м, диаметр у основания - 41,7 см, у вершины — 30,5 см, вес — около 6 т). Мусульманские летописцы, в свою очередь, доказывали, что колонна была привезена завоевателями из магометанских стран, расположенных к северу от Индии.

Третья версия называет создателем колонны императора Чандрагупту II Викрамадитья, потому что в надписи на колонне имеется слово “Чандра”. Особо религиозные индусы даже пытаются доказать, что столб был отлит во времена “Махабхараты”, затем перенесён в древнейшую столицу Индии Магадху (Бихар) и в конце концов доставлен в Дели и установлен в вишнуистском храме раджпутским князем Анангпалом, ибо его имя также высечено на поверхности колонны. Такое разночтение объясняется тем, что точный и полностью надёжный перевод надписи, сделанной на колонне, получить пока не удалось. Но о высоком мастерстве древнеиндийских металлургов, возможно, владевших навыками порошковой металлургии, она свидетельствует несомненно. Несмотря на колебания температуры, высокую влажность и многие столетия, прошедшие с ее создания, колонна не подверглась окислению и не несет на себе даже следов ржавчины. Химический анализ металла показал, что чистое железо в колонне составляет 99,72%.

Когда в 1739 г. персидский император Надир Шах захотел увезти железный столб к себе на родину, ему не удалось вытащить колонну из грунта. Отчаявшись, Надир Шах приказал обстрелять её ядрами, которые оставили на поверхности лишь незначительные отметины.

Существует поверье, что, если кому-либо удается обхватить столб руками, стоя к нему спиной, — ему на всю жизнь обеспечено счастье. Поэтому металл на этом уровне основательно отполирован посетителями Кутб-Минара.

В 1311 г. Алауддин Хилджи пристроил к мечети Кувват-ул-ислам величественные ворота, называемые Алаи Дарваза, или Ворота Аллаха. Украшенная тонкой резьбой по мрамору арка ворот (высота 18,3 м) по форме напоминает изогнутую подкову. Алаи Дарваза считается одним из самых замечательных образцов индо-мусульманского архитектурного синтеза.

Немного ниже уровня ворот из песчаника и белого мрамора выстроена небольшая, квадратная в проекции гробница Имама Замина, главного духовного лица мечети Кувват-ул-ислам. Имам Замин приехал в Индию из Туркестана во времена Сикандера Лоди и был весьма почитаемым лицом среди индийских мусульман.

С противоположной стороны мечети Кувват-ул-ислам, напротив Алаи Дарваза, высится любопытное сооружение, напоминающее по форме основание Кутб-Минара. Это — Алаи-Минар. Алауддин Хилджи, будучи человеком чрезвычайно тщеславным, решил превзойти своих предшественников и выстроить башню, которая была бы более чем вдвое выше Кутб-Минара (183 м). Строительство Алаи-Минара началось в 1311 г., но стены были подняты лишь на 15 м. Со смертью Алауддина в 1315 г. работы прекратились, и башня осталась недостроенной. Вход в неё расположен с восточной стороны. Наличие платформы под минаретом также полностью отвечает требованиям мусульманской архитектуры.

Как памятник архитектуры представляет интерес и гробница султана Шамсуддина Илтутмыша. Мавзолей был построен в 1235 г. дочерью султана Разией Бегам, которая сама правила в Дели в 1236—1240 гг. Усыпальница считается одной из самых древних мусульманских гробниц Индии. До сих пор хорошо сохранилась резьба по мрамору, строгие орнаменты и изречения из Корана. Над беломраморным надгробием когда-то возвышался купол внушительных размеров.

Построенный в 1317 г., мавзолей Алауддина Хилджи возвышается непосредственно напротив гробницы Илтутмыша. Когда-то рядом с мавзолеем находилась мусульманская школа (медресе) и небольшая мечеть.

Вокруг Кутб-Минара расположено множество других достопримечательностей: это прежде всего руины Лалкота, построенного в 1066 г. Анангпалом, развалины города Раи Питхора, а также огромный камень — Бхим Чхатанки — в 800 м на запад от Кутб-Минара. Бхим — один из пяти братьев Пандавов, как повествует легенда, был настолько силен физически, что поднять этот валун для него не представляло никакого труда.

В двух километрах к юго-западу от Кутб-Минара находится священное место для индийских магометан—дарга Кутбуддина Бахтияра Каки, умершего в 1235 г. Бахтияр Каки считался святым. Гробница примечательна тем, что здесь же похоронены некоторые могольские правители, в том числе Бахадур Шах Зафар — последний император Индии из династии Великих Моголов, тело которого привезли из Рангуна, где он находился в пожизненной ссылке после восстания 1857 г. За три дня до своей трагической гибели это место посетил Махатма Ганди.

Если выйти с территории Кутб-Минара, через 200 м влево от главной дороги по узкому переулку вы подойдете к храму Йогмайи. В священных книгах “Бхагавад-пурана” говорится, что Йогмайя была сестрой бога Кришны. Храбрая богиня вела борьбу с жестоким, коварным и несправедливым царём Кансой, который мечом разрубил сестру Кришны на части и, раскрутив, разбросал по свету. Служитель храма расскажет вам, что после вознесения на небо из одного куска тела Йогмайи образовалась молния. Остальные вернулись на землю. В том месте, где упала голова поверженной богини, был построен храм. Изображение божества в храме отсутствует. Обряды совершаются возле небольшого углубления в полу, которое, по преданию, осталось как след от падения головы Йогмайи. По легендам, перед великой битвой при Курукшетре принц Юдхиштхира возносил молитвы богине возле этого места.

В современном виде храм существует с 1827 г. Примечательна целая панель колокольчиков при входе, которые, по убеждению верующих, своим звоном должны привлекать внимание богини.

От храма Йогмайи дорога ведёт вверх к невысокому холму, на котором стоит мавзолей Адхам Хана, молочного брата императора Акбара. Однажды в припадке гнева Акбар сбросил его со стен Агрского форта, но затем, разжалобившись, приказал построить Адхаму в Дели прекрасную гробницу, которая была сооружена в 1562 г. из серо-голубоватого камня. Время унесло и цвет стен гробницы, и сказочно красивые мозаики. Сегодня по нескольким уцелевшим на внутреннем плафоне панно можно судить, насколько хорош был интерьер мавзолея. Искусствоведы утверждают, что сооружение очень напоминает известную на весь мир мечеть Куббат-ус-Сакхра в Иерусалиме. Интересно сделаны проходы в стенах усыпальницы, отчего она получила название “бхул-бхулайя”, что в переводе означает “лабиринт”.

Но вот вы въезжаете в небольшой городок Мехраули, отнюдь не тихое и сонное поселение, как его пытаются представить в некоторых путеводителях. Узкие улочки, громоздящиеся друг на друге лавки, телеги, с которыми не может разъехаться даже самая маленькая автомашина “Марути”, — и вы подъезжаете к интересному сооружению из красного песчаника — Джахаз Махалу (буквально означает “дворец-корабль”). Когда-то рядом с этим дворцом находился большой искусственный водоем, построенный в 1229-1230 гг. при Илтутмыше. Сейчас практически ничего не осталось от изящных павильонов, окружавших озеро или стоявших прямо в воде, но для мусульман это место свято, ибо, как повествуют легенды, когда Илтутмыш принял решение построить водоём, во сне к нему на белом коне явился сам пророк и указал место, где должен быть вырыт бассейн. Когда утром султан со своей свитой, возглавлявшейся Бахтияром Каки, отправился к этому месту, оттуда бил чистый родник. В 1311 г. Алауддин построил посреди озера беседку, называемую чхатри (зонтик), которая поддерживалась двенадцатью колоннами. Точное назначение дворца Джахаз Махал неизвестно. Считается, что он служил гостиницей для приезжавших ко двору факиров.

Невдалеке от Джахаз Махала стоит небольшая мечеть Аулийа, где, по преданию, возносились молитвы Всевышнему по случаю покорения Дели мусульманами.

Интересный праздник проводится в Мехраули ежегодно после муссонов. Это ярмарка цветов “Пхулвалон-ки-сайр”. 22 августа 1953 г. Дж.Неру возродил старомогольскую традицию проведения праздника, когда мусульмане приносили цветы в храм Йогмайи, а индусы — к дарге Кутбуддина. Карнавал цветов в Мехраули — один из самых красочных праздников, отмечаемых в предместьях Дели.

Сразу за Мехраули дорога поворачивает вправо и уходит в заросли. Через 13 километров слева от шоссе возле деревушки Малакпур Кохли взору открывается интересный архитектурный ансамбль. Это гробница султана Гури. Сам султан не был столь известным персонажем в истории Дели. Его усыпальница (сооружена в 1230 г.) представляет собой типичный образец раннего мусульманского зодчества. Хорошо сохранились простоявшие уже более 700 лет, украшенные изящной резьбой беломраморные ворота в гробницу. Поднявшись по лестнице на трёхметровый пьедестал, вы войдёте во внутренний дворик и увидите огромную беломраморную плиту, под которой в глубоком подземелье, заселённом летучими мышами, покоится прах султана. А прямо напротив входа — тоже из белого мрамора, с тонкими арабесками и цветами — навес для совершения намаза.

 

ЦИТАДЕЛЬ ТУГЛАКОВ

На каменной платформе, протянувшейся между Бадарпуром и Фаридабадом, возвышаясь над окружающим сельским пейзажем, стоит Туглакабадская крепость. Правильно названная “гигантским фортом старого пуштунского полководца”, эта крепость своими тяжёлыми арками, бастионами и высокими стенами резко контрастирует с утонченными линиями зданий, существовавших на территории Дели до и после правления Туглаков.

Крепость построена в 1321—1325 гг. основателем династии Туглаков “пуританином” Гийасуддином Туглаком для защиты от участившихся монгольских набегов.

Сегодня от города Туглакабада остались одни руины, но картину прошлого этого сооружения можно легко восстановить. Периметр стен крепости составляет 6,5 км, высота – местами до 22 м. Слева от главного входа в цитадель можно найти остатки дворца Гийасуддина, который был построен из золочёных кирпичей и на солнце сверкал так сильно, что долго любоваться им было невозможно.

В черте крепостной стены имеется ряд подземных помещений, в которых ныне селятся лишь змеи да дикие зверьки. Здесь, немного ниже уровня земли, в прекрасно обставленных покоях жил Гийасуддин Туглак. Подземный дворец состоял из восьми комнат. В потолке каждой комнаты имелось отверстие для доступа воздуха. В других помещениях под землей располагался гарнизон крепости.

Интересны сохранившиеся до наших дней подземные торговые ряды с тяжёлыми сводами. Каждая лавка когда-то закрывалась такой же тяжёлой, массивной дверью. Углубления для запоров и засовов, оставшиеся в стенах, говорят о том, что в городе не всегда бывало спокойно. Грабежи были обычным явлением, но преступников горожане карали сурово. Свидетелем такого жестокого суда и по сей день стоит кровавая башня, с которой воров и грабителей сбрасывали вниз на площадь.

Стены Туглакабада строились из массивных каменных блоков, которые обтёсывались здесь же. С внешним миром этот город связывался 13 воротами. Внутри форта было ещё трое ворот, а также семь резервуаров для воды. В южной части, непосредственно перед главным входом в крепость, располагался самый большой бассейн, сейчас пересохший, который обычно называли “слоновьим озером”, так как он использовался для купания слонов.

Примечателен в инженерном плане 10-ярусный резервуар для хранения питьевой воды глубиной до 15 м. Запасов воды в нём хватало для полного обеспечения населения города. Сегодня стены резервуара кое-где разрушены, он почти наполовину засыпан землёй и всё-таки поражает своими внушительными размерами, смелым инженерным решением и техникой исполнения. Говорят, что, когда однажды в этот полузасыпанный бассейн случайно попал тигр, выбраться из него он не смог.

В остальном Туглакабад состоял из цитадели, дворцов и городской площади. Разрушенные дома и ровные улицы внутри крепостного города можно увидеть и сегодня. Впрочем, один из домов (предположительно, дом купца) с аккуратно вымощенным двориком сохранился почти полностью. Совершенно очевидно, что Туглакабад был построен “на скорую руку”, так как правление Гийасуддина продолжалось только четыре года (1321-1325 гг.).

Как повествует легенда, Гийасуддин создавал свою крепость в то же время, когда Низамуддин Аулийа, известный святой той эпохи, вёл работы по строительству крупного водоёма. Между правителем и святым произошла ссора, так как и тому и другому нужны были одни и те же рабочие. Когда Низамуддин приказал им работать ночью, Гийасуддин в ответ запретил продажу лампадного масла. И всё-таки оба сооружения были завершены в установленные сроки.

Гийасуддин ещё при жизни построил себе напротив крепости мавзолей. Шоссе, разделяющего сегодня форт и гробницу, тогда не существовало, и усыпальница находилась посреди обширного озера, через которое был перекинут мостик от главных ворот крепости к гробнице. Кроме того, крепость соединялась с мавзолеем подземным ходом. Сама гробница, созданная из красного песчаника и увенчанная беломраморным куполом, больше напоминает миниатюрный форт, чем усыпальницу. И это неудивительно, ибо скупой стиль Туглаков отличается от других архитектурных течений, представленных в Дели. В мавзолее похоронен сам Гийасуддин, его жена и сын. Недалеко от входа, в углу аркады, находится маленькое надгробие над прахом любимой собаки султана.

Гийасуддин погиб, когда в 1325 г. на него обрушился каменный потолок павильона, построенного в его честь сыном Мухаммадом.

Современники описывали усыпальницу как “Дар-ул-алам”, или “обитель мира и спокойствия”. Фирузшах Туглак, потомок Гийасуддина, писал: “В этом мавзолее погребены великие люди. Я приказал установить при входе в гробницу новые двери из сандалового дерева, а над могилами развесить дорогие шатры”.

Со стен гробницы хорошо просматриваются руины находящейся по ту же сторону крепости Адилабада, которая, как полагают, была построена сыном Гийасуддина, Мухаммадом Туглаком.

“Святой” Низамуддин не забыл свою ссору с Туглаком и наградил крепость проклятьем: “Либо этот город опустеет совсем, либо будет населён одними гуджарами” (гуджары — дикие племена). Его предсказание сбылось: очень скоро Туглакабад был покинут, а в начале текущего столетия, раскапывая руины, археологи обнаружили, что единственными его обитателями после правления Туглаков были племена гуджаров...

 

ЗАГАДКА СУРАДЖ-КУНДА

От Туглакабада через 5 км дорога приведёт вас к Сурадж-Кунду, крупному искусственному водоёму, название которого в переводе означает “Озеро Солнца”. Происхождение и время сооружения бассейна точно не установлены. Предполагают, что он был построен либо раджпутским монархом Анангпалом из династии Томаров, либо князем Сураджпалом из той же династии. Большинство учёных соглашается”, что пруд был вырыт приблизительно в 1020 г.

Сурадж-Кунд по форме является полукруглым сооружением, к центру которого ведёт широкая дорога, напоминающая въездные пути для колесниц. Сооружение чем-то похоже на гладиаторские арены Древнего Рима. Возможно, по этой дороге к пруду приводили слонов. Направо от въезда — развалины старой каменной постройки, по-видимому, одного из немногих во всей Индии храмов бога Солнца.

Здесь ежегодно проводятся красочные ярмарки народных индийских ремесел с участием представителей всех штатов страны.

В находящейся рядом деревне Анангпур имеется дамба, создание которой также приписывается князю Анангпалу. На окружающих холмах — руины древних укреплений, подтверждающие гипотезу, что здесь когда-то существовал довольно развитой город.

Недалеко отсюда, в деревне Бахапур, совсем недавно была обнаружена ещё одна наскальная надпись, сделанная во времена правления династии Маурьев в III в. до н.э.

 

ПРОГУЛКА ПО ХАУЗ-КХАСУ

Множество исторических и архитектурных памятников находится вдоль шоссе, ведущего к Кутб-Минару, и наиболее важным из них является Хауз-Кхас. Водоём Хауз-Кхас был построен Алауддином Хилджи в 1305 г.

Во времена правления Фирузшаха (1354 г.) в Хауз-Кхасе были осуществлены значительные восстановительные работы: расчищено дно озера, сооружены ступени для спуска к воде. Хотя сейчас водоёма практически не существует, ступени прекрасно сохранились. Когда в 1398 г. Тимур разместил вокруг озера свои войска, историк его двора Шарафуддин Язди писал: “Хауз-Кхас — это озеро, перестроенное Фирузшахом. Оно так велико, что стрела, пущенная с одного берега, не может долететь до другого. Хауз-Кхас наполняется водой во время муссонов, и её хватает для обеспечения всего населения Дели в течение года”.

К водоему Хауз-Кхас примыкает ряд сохранившихся до нашего времени сооружений. Наиболее примечательное из них — гробница Фирузшаха Туглака, выполненная в правильных пропорциях, с несколько заостренным куполом. Гробница была построена ещё при жизни видного представителя этой династии, “градостроителя” Фируза. Довольно простая с виду, внутри она поражает интереснейшей цветной росписью купола. Здесь же похоронены сын и внук Фирузшаха. Когда-то рядом с мавзолеем находилось мусульманское училище – медресе, построенное султаном в 1352-1353 гг., а сейчас почти совсем разрушенное. Этот “колледж” — одно из древнейших религиозных учебных заведений Востока.

По дороге к Кутб-Минару, примыкая к новостройкам района Панча Шила парк, стоит ещё одно строение — мечеть Мотх-ки-Масджид (начало XVI в.). С происхождением мечети связана интересная легенда. Император Сикандер Лоди однажды подарил своему министру Мийану одно зёрнышко пшеницы. Министр посеял его и затем, в течение нескольких лет высевая весь полученный урожай, заработал в итоге такое количество денег, что их хватило на постройку мечети, которую назвали “Мечеть одного зёрнышка”. Хорошо сохранился внутренний интерьер. Мотх-ки-Масджид известна уникальной игрой света и тени, особенно на восходе и при закате солнца.

Круглая башня Чор Минар высотой почти в 8 м и диаметром в 3 м у основания, расположенная недалеко от Хауз-Кхаса, имеет свою историю. В стенах башни - 225 отверстий, в которых выставлялись напоказ отрубленные головы воров и преступников. Когда в плен захватывались солдаты вражеских армий, рядом с Чор Минаром вырастала пирамида из человеческих голов, ибо не хватало отверстий в башне.

С левой стороны Мехраули-Роуд (если ехать от центра) находится гробница Назаф Хана, премьер-министра при императоре Шах Аламе (1772—1782), который всеми силами пытался спасти распадавшуюся на куски могольскую империю. “Империя Алама от Дели до Палама”, - шутил народ.

 

СОКРОВИЩА КРАСНОГО ФОРТА

О былой славе двора Великих Моголов сегодня можно судить прежде всего по величественному комплексу Лал Кила (Красного форта). Высокие бастионы цитадели (в среднем высота — 11 м, периметр стен — 2 км), были свидетелями одного из самых ярких, но не всегда счастливых этапов индийской истории. Нет теперь воды в девятиметровом рве, сильно пострадали в результате “цивилизаторской деятельности” верных слуг английской короны многие постройки крепости.

В форт ведут Лахорские ворота, обращённые к Чандни-Чоуку, и далее следует широкий коридор Чаттак Чоук, где в прошлом располагался богатый придворный базар. Миновав площадь, вы проходите ещё одни ворота, и взору предстают прекрасные дворцовые сооружения.

Прежде всего — это Диван-и-Ам (Зал общих аудиенций), стоящий на невысокой каменной платформе (24 м х 12 м). Когда-то стены зала были украшены высокохудожественными серебряными панно. Вокруг Диван-и-Ама стояла изящная золочёная ограда, за которой располагались тенистые сады. Французский врач Ф.Бернье, посетивший Красный форт во времена правления коварного сына Шах Джахана Аурангзеба, писал, что “водоёмы в форте были полны разноцветных рыб. Внутри — просторные сады, цветники, зелёные поляны, изумительно контрастирующие с огромными красными стенами”. Эти сады назывались “Махатаб-багх”, т.е. “дарующие жизнь”. Между ровными аллеями протекал Нехр-и-Бишт (райский поток).

Каждое утро в присутствии императора здесь проводилось заседание двора — дарбар. Всё начиналось с торжественного шествия богато украшенной конницы, за которой медленно шли слоны в расшитых золотом попонах с серебряными колокольчиками. После парада Шах Джахану показывали диковинных животных, отловленных во время последней охоты, а после всех увеселений можно было заняться государственными делами, выслушать доклады министров и принять решения.

Посреди зала — беломраморное сооружение Курси, или императорская ложа, рядом с которой когда-то стояла разноцветная шамиана (шатёр), расшитая жемчугом, золотыми нитями и украшенная драгоценными камнями. Перед Курси стоит невысокое мраморное возвышение, откуда визирь сообщал императору последние новости. Поодаль выстраивались придворные и послы других монархов. На стенах Диван-и-Ама — изображения птиц, цветочные орнаменты и натюрморты, исполненные французским художником Остином де Борденю. Во время подавления восстания 1857 г. большинство драгоценных камней, украшавших стены, были украдены англичанами.

Рядом с Диван-и-Амом стоит Ранг Махал (Разноцветный дворец), названный так из-за цветных украшений, которыми он славился на весь мир. На потолке, который был сделан целиком из чистого серебра, - прекрасные цветочные орнаменты. Во время заката великомогольской династии это серебро пришлось переплавить на монеты, ибо казна совсем опустела.

В задней стене этого здания, выходящей к реке Джамна, имеется пять резных окон. Франсуа Бернье писал: “На песчаных берегах Джамны между рекой и фортом устраивались сражения слонов. Отсюда наложницы гарема и принцессы наблюдали за слонами ...”.

В центре Ранг Махала — небольшой бассейн, в котором из белого мрамора вырезан цветок лотоса. Его лепестки находятся на различных уровнях, и протекавшая по ним вода делала лотос в буквальном смысле слова живым. Над фонтаном была стеклянная крыша. “Когда в стекле отражались вода и лотос, зрелище было необыкновенное...”.

“...Если где-нибудь на земле существует рай, то он здесь, он здесь, он здесь...”,—это строки стихов персидского поэта Садилла Хана, высеченные на одной из колонн Диван-и-Кхаса (Зала частных аудиенций). Когда-то эту надпись сделал известный каллиграф Рашид, украсивший стройную вязь четверостишия настоящим золотом.

Потолок зала поддерживается тридцатью двумя резными колоннами, которые во времена величия форта были украшены драгоценными камнями. В Диван-и-Кхасе потолок был также серебряным и оценивался в 3 млн. рупий — огромная по тем временам сумма.

Здесь стоял вошедший в легенды Павлиний трон, увезённый в 1739 г. персидским шахом Надиром. Французский ювелир Жан-Батист Тавернье так описывал трон: “Создавали Павлиний трон в течение семи лет. Его верхняя часть украшена рубинами, бриллиантами, изумрудами и голубыми сапфирами. Основа Павлиньего трона — стилизованное дерево из резного золота, покрытого эмалью. На одной из веток сидит павлин, весь в драгоценных камнях и жемчуге”. О фантастической стоимости трона можно судить хотя бы по тому, что самый крупный рубин весил 100 каратов, а внутрь рубина была вставлена 50-каратная жемчужина. Украшением трона был бриллиант “Кохинур” весом в 80—90 каратов.

С Диван-и-Кхасом связаны многие памятные события истории двора Моголов. Сюда Аурангзебу принесли головы его братьев — Дара и Мурада. Здесь же, не ведая, что творят, ничтожные потомки Моголов передали англичанам 37 деревень и даровали право беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Тут состоялся суд над императором Бахадур Шахом, участвовавшим в восстании 1857 г.

С северной стороны от Диван-и-Кхаса возвышаются три связанных друг с другом мраморных павильона: Тасбикхана (зал для совершения молитв), Кхвабгах (спальная комната) и Байтхак (гостиная).

Зал молитв и прилегающая к нему спальня разделены резной решёткой, в центре которой изображены весы правосудия, полумесяц и звезды. За этой решёткой обычно сидел придворный рассказчик и, тихо напевая сказки, убаюкивал отходившего ко сну императора.

Рядом с Диван-и-Кхасом расположено ещё одно сооружение. Это — Хамам, или королевские бани. В первой комнате, выходящей окнами к реке, раздевались. Во второй находились бассейны для горячей и тёплой воды, в которых растворяли духи и благовония. Резные окна банных помещений были украшены разноцветными венецианскими стеклами. В третьей комнате располагалась своего рода парная.

Немного восточнее спальной комнаты Кхвабгах стоит башня Самман Бурдж. Её купол когда-то был покрыт золотом. На восходе на верхнюю площадку поднимался император и совершал утренний намаз.

Рядом с банями находится построенная в 1662 г. императором Аурангзебом беломраморная Моти Масджид (Жемчужная мечеть). Первоначально над ней возвышались золочёные купола, но после сипайского восстания 1857 г. из-за сильных разрушений их пришлось заменить мраморными.

В северном углу крепости сохранились два изящных павильона, носящих названия месяцев сезона дождей — Саван и Бхадон (июль-август). В стенах этих сооружений были скрыты резервуары для воды. Проходя по внутренним нишам, вода падала с потолка, и создавалось полное впечатление дождя.

Но вот солнце клонится к западу, и лучи его отражаются в куполах мечетей, подсвечивают находящуюся в восточном углу башню Шах Бурдж, где императоры вели секретные беседы с министрами, бросают золотой отсвет на розовые стены Красного форта.

Каждый вечер здесь проводится первое в Азии светозвуковое представление об истории крепости со времени её создания до наших дней. Сейчас представления “Звук и свет”, как говорят специалисты, наиболее впечатляют в делийском Красном форте, у египетских пирамид и в Версале. Стереозвуковая техника XX века и разноцветные прожекторы помогают воссоздать перед зрителем живую картину былых столетий. Голос выдающегося сына Индии Дж.Неру эхом отдаётся у стен Лахорских ворот, где на ветру развевается флаг независимой Индии.

 

“СЕРЕБРЯНАЯ УЛИЦА” ЧАНДНИ-ЧОУК

 Чандни-Чоук одно из самых колоритных мест на Востоке, пульсирующая улица-базар, где можно купить всё, начиная с булавки и кончая бриллиантами. Длина Чандни-Чоука около 3,5 км.

Среди многочисленных джайнистских храмов индийской столицы наиболее крупным является храм Дигамбар Джайн, стоящий слева при въезде на Чандни-Чоук. По существующему поверью, он был основан одним из богатых джайнов-придворных Шах Джахана и не подвергся налётам мусульманских завоевателей.

Лестница ведёт в главный зал храма, где имеется множество изображений джайнистских святых: основателя религии Махавиры, Чандапрабху, Параснатха и многих других.

При храме содержится птичья больницауникальное учреждение, единственное во всей Северной Индии. В больнице несколько “палат”, где лечат различных представителей пернатых: голубей, попугаев, воробьев, домашних птиц и даже ястребов. Выполняя предписания Махавиры о сохранении всех животных и насекомых, даже комаров и клопов, содержатели больницы по окончании “курса лечения” не возвращают птиц их хозяевам, а по воскресеньям выпускают постояльцев на волю. Птицы-калеки остаются в больнице пожизненно. На крыше храма и больницы всегда можно увидеть множество пернатых. Это — бывшие пациенты, не желающие покидать столь гостеприимный приют. Единственное животное, которому в силу чрезвычайно мирной натуры дарована привилегия лечиться здесь, — это кролик. Если птица или кролик погибают, их прах опускается в реку.

Часть района, простирающаяся от Эдвард парка до мечети Джама Масджид, называется Урду-базар, или Военный базар. Далее следует Пхуль-ки-Манди (Цветочный рынок) и лишь после этого собственно Чандни-Чоук.

Перед въездом на улицу Дариба когда-то стояли Кровавые ворота, названные так из-за жестоких зверств солдат Надир-Шаха. Через эти ворота 14 сентября 1857 г. прошли войска англичан, которые с не меньшей жестокостью, чем Надир-Шах, подавляли восстание индийского народа.

С террасы мечети Сонехри (Золотая мечеть), стоящей напротив известного Делийского фонтана, разгневанный персидский завоеватель Надир Шах наблюдал за массовой резней делийцев (1739 г.). Современники писали, что “кровь текла, как вода в муссон, вдоль каналов Чандни-Чоука и Дарибы”.

Если вы проедете здесь ночью, то высоко в небе увидите красный огонёк, горящий на вершине купола сикхского храма гурудвары Cuc Гандж. История этого святого для всех сикхов места такова. Отказавшись принять ислам, сикхский гуру Тегх Бахадур начал открытую борьбу с Аурангзебом. Император поставил перед гуру условие: либо последний совершит какое-нибудь чудо, либо перейдёт в ислам. На это Тегх Бахадур ответил Аурангзебу: “В мире чудеса творить может лишь Всевышний. В магометанство я не перейду. Ты можешь отрубить мне голову и тогда увидишь чудеса, совершаемые богом”.

По преданию, после казни (11 ноября 1675 г.) посыпались молнии, ударил гром, поднялся сильный ветер. Под покровом бури один из учеников гуру и перенёс его голову туда, где сейчас находится гурудвара Ракабгандж (Нью-Дели). Место, где Тегх Бахадур был обезглавлен, почитается святым. Здесь же — срез дерева, под которым состоялась расправа с непокорным вождём сикхов. Гурудвара на Чандни-Чоук считается главной в Дели и второй по значению в Индии после Золотого храма в Амритсаре (Пенджаб).

С другой стороны улицы — центральная баптистская церковь, самый ранний христианский храм, основанный в 1814 г. и построенный незадолго до сипайского восстания 1857 г.

Завершается улица мечетью Фатехпури. Высота минаретов этой мечети 32 м. Она была построена в 1650 г. на деньги одной из придворных дам Шах Джахана Бегам Фатехпури. По своему значению эта мечеть - вторая в Дели после Джама Масджид. Внутри имеется просторный молельный двор, украшенный белым и чёрным мрамором.

Немного в стороне от улицы Чандни-Чоук стоит величественное и одновременно очень изящное сооружение. Это широко известная и одна из самых крупных в мире мечеть Джама Масджид (Пятничная, или Соборная мечеть), которая поражает законченностью и необычностью своей архитектуры. Если вам доведётся подъехать к ней ночью со стороны узких улочек Старого Дели, вы увидите, что белоснежные мраморные купола как бы висят в воздухе (высота боковых минаретов достигает 41 м). Если вы сумеете уговорить служителей мечети, то, поднявшись наверх, увидите захватывающую панораму города.

35 ступеней ведут к центральному, восточному входу в Джама Масджид. Высшая точка мечети находится на высоте 61,3 м. Внутри — просторный молельный двор площадью в 400 кв. м. Для верующих эта мечеть имеет особое значение. Здесь хранятся бесценные реликвии мусульманского мира: тапок пророка Мухаммеда, отпечаток его ноги в камне, глава Корана, якобы написанная под его диктовку, рыжеватый волос из его бороды и осколок надгробья, когда-то стоявшего над могилой пророка.

Строительство мечети было начато в 1650 г. императором Шах Джаханом. Более 5 тыс. рабочих участвовало в сооружении главной мечети Великих Моголов. В 1658 г. она была торжественно открыта Аурангзебом.

Приблизительно в 800 м от этой жемчужины Дели у Туркменских ворот стоит едва заметная среди нагромождения домов мечеть Калан Масджид, или Кали Масджид, называемая так из-за чёрного цвета стен (“кали” в переводе с хинди означает “чёрная”). Мечеть была построена в 1386 г. министром Фирузшаха Ханом Джаханом, перешедшим из индуизма в магометанство. Калан Масджид — типичный образец архитектурного стиля поздних Туглаков.

Недалеко от этой мечети находится гробница султанши Разии, правившей Дели с 1236 по 1240 гг. Разия — единственная женщина, восседавшая на султанском престоле. Её имя окружено множеством легенд о смелости, мудрости и красоте.

Немало памятных мест и сооружений находится вокруг Кашмирских ворот. Кашмирские ворота — единственные из всех ворот Шахджаханабада, имеющие две арки для двустороннего движения, сейчас, к сожалению, закрытого. В 1857 г. здесь велись ожесточенные бои между восставшими делийцами и английскими колонизаторами. На каменных стенах можно и сегодня разглядеть следы пуль и оспины от взрывов ядер.

Рядом с Кашмирскими воротами расположена одна из самых изящных церквей Дели—англиканская церковь Святого Джеймса, построенная в 1836 г. Её основатель Джеймс Скиннер был англо-индийцем и служил в армии маратхского магараджи Даулата Рао Синдии. Затем Джеймс перешёл в войска английского короля. Умирая от тяжёлых ранений, он дал обет в случае выздоровления построить церковь. Оправившись от ран, Скиннер приступил к строительству церкви. Создатель церкви похоронен здесь же. Интересно, что свои мемуары Скиннер написал на языке фарси, которым владел лучше, чем родным английским.

За Кашмирскими воротами, на Алипур-Роуд, находятся сады Кудсия, заложенные в начале XVIII в. женой императора Мухаммед-Шаха Кудсия-Бегам. За садом дорога поворачивает и, извиваясь, поднимается на Ридж — холмистую местность, покрытую редким лесом. Здесь сосредоточен ряд важных исторических памятников. Во-первых, это ещё одна колонна Ашоки, привезённая в Дели султаном Фирузшахом. Этой колонне более двух тысяч лет. В начале XVIII в. она была взорвана англичанами, затем её восстановили. Недалеко от колонны расположены развалины охотничьей дачи Фирузшаха Хуски-шикар. В этом же районе находится здание бывшего Секретариата, откуда англичане правили Индией до постройки Нью-Дели. В этом здании проходили ожесточенные споры между “отцами двух наций” — Индии и Пакистана — Джавахарлалом Неру и М.А.Джинной. Сейчас здесь располагается Делийский университет. Главное здание университета в прошлом являлся резиденцией английского вице-короля Индии.

По узкой асфальтированной дороге можно спуститься от колонны Ашоки к месту, где раньше находился оптовый рынок по торговле овощами и фруктами “Сабзи-манди”. Немного не доезжая до него, вы непременно остановитесь, чтобы посмотреть на Дели с высоты холмов. Стоящий здесь Мемориал восстания 1857 г. построен англичанами в псевдоготическом стиле в память о солдатах, погибших в восстании. В августе 1972 г. правительство Индии установило здесь мемориальную доску, в которой записано, что башня эта была создана в честь душителей свободы, убивавших славных борцов за независимость Индии. Многие годы не числившаяся ни в каких путеводителях, часовня была тем самым объявлена памятником в честь мужественных индийцев, поднявшихся на борьбу за свободу своей страны.

К югу от университета, около рынка, расположились известные Рошанарские сады, названные так в честь Рошанары-Бегам, второй дочери Шах Джахана, похороненной здесь же, в зелени парка.

Недалеко отсюда расположен парк Коронации, где, подобно призракам, стоят статуи английских королей и военачальников, свезенные сюда после получения Индией независимости.

А в шести километрах от парка, недалеко от автострады № 1, ведущей в Пенджаб и Кашмир, стоят Шалимарские сады, примыкающие к деревне Бадли-ки-Сараи. Эти сады были созданы 300 лет назад одной из жён Шах Джахана. Посреди парка стоит разрушенный Шиш-Махал (Зеркальный дворец), стены которого когда-то украшали изящные цветочные орнаменты.

Недалеко от Красного форта, на шоссе Ринг-Роуд, стоит главный тибетский храм столицы Буддистская вихара, построенный беженцами из Тибета. В нём хранится множество рукописей, икон и ценных книг об истории буддизма и Тибете.

 Продолжение

 
 
 

 
 


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
    Идея сайта - VP