Индия Ру
India.ru
Об Индии
 
   
 
Русские в Ауровиле

Из журнала “Социум”
при содействии "Зеркало Индии"

Ауровиль желает быть городом Мира, в котором мужчины и женщины из всех стран смогут жить в мире и возрастающей гармонии независимо от вероисповедания, вне всякой политики и национальных проблем. Главная цепь Ауровиля — реализовать единство людей.

Ауровиль должен служить Истине вне всех социальных, политических и религиозных условностей. Все его усилия направлены к миру, искренности и Правде.

"Шлю привет из Ауровиля всем людям доброй воли. В Ауровиль приглашаются все, кто жаждет прогресса, кто устремлен к более высокой и духовной жизни." МАТЬ

Ауровиль. Город ,в котором нуждается Земля

Этот город на юге Индии, в штате Тамилнаду, рядом с Пондичери — бывшей французской колонией, был основан по предвидению Шри Ауробиндо (1872-1950) — одного из тех, кого называют Духовными Учителями человечества, создателя Интегральной, или Супраментальной йоги, считавшего, что человечество — это не последняя ступень земного творения, а лишь звено в бесконечной цепи эволюции.

Сама же идея создания Ауровиля принадлежит Матери (Мирра Ришар — 1878-1973), духовной сподвижнице Шри Ауробиндо (Sri Aurobindo), который был убежден, что она — одно из воплощений Божественной Матери — “Божественной силы, которая действует и во Вселенной и в индивидуальном теле, а также за пределами индивидуального и вселенского”.

Расположение Ауровиля

Мать писала: “Где-нибудь на Земле должно быть место, которое ни одна страна не могла бы считать своей собственностью, где все люди доброй воли, искренние в своем устремлении, могли жить свободно, как граждане мира, повинуясь только одному авторитету — высшей Истине. Там должны царить мир, согласие и гармония, а все боевые инстинкты человека использоваться исключительно для уничтожения причин его страданий и бедствий, преодоления человеческих слабостей и невежества, для победы над его ограниченностью, несостоятельностью; место, в котором потребности духа и стремление к прогрессу получили бы предпочтение над удовлетворением желаний и страстей в поисках удовольствий и материального достатка. В таком месте дети могли бы расти и развиваться, не теряя связи со своими душами; образование давалось бы не для сдач экзаменов и получения дипломов или должностей, а для обогащения и усиления уже имеющихся способностей и развития новых. Здесь титулы и социальное положение были бы заменены возможностями служить и организовывать; потребности тела были бы в равной степени удовлетворены, а интеллектуальное, моральное или духовное превосходство выражалось бы не в увеличении доступных удовольствий и материального достатка, но в увеличении обязанностей и ответственности. Красота во всех ее художественных формах — рисовании, скульптуре, музыке, литературе — была бы в равной мере доступна всем, и возможность наслаждаться ее плодами зависела бы только от духовных потребностей каждого, но не от социального или материального положения. Так как в этом идеальном месте деньги больше не были бы высшим мерилом личных достижений, индивидуальность ценилась бы намного больше, чем материальное благополучие и достижения в карьере; и работа больше не была бы средством к существованию, но стала бы способом самовыражения и создания возможностей служить обществу, которое, в свою очередь, обеспечивало бы каждого всем нужным для жизни.





Короче говоря, это должно быть место, где человеческие отношения, которые пока что основываются почти исключительно на соперничестве и борьбе, заменились бы на стремление превзойти другого в способности творить добро, на сотрудничество и истинное братство”.

Это было написано Матерью в 1954 году, а 28 февраля 1968 года пять тысяч человек прибыли на “рождение” Ауровиля, и горстки земли, привезенные сюда со всех частей света, были символически смешаны в чаше, сделанной специально для этой торжественной церемонии. В то время лишь одинокое дерево — старый баньян — стояло в центре пустынного плато, которому предстояло стать “городом, в котором нуждается Земля”. Сегодня Ауровиль засажен более чем двумя миллионами деревьев, а 600 га земли стали местом проживания около 900 постоянных жителей, которые приехали сюда из всех регионов мира. Есть среди них и наши соотечественники. О них и пойдет речь.

Мы едем в Ауровиль

Впервые русские в Ауровиле появились где-то в 70-х годах. К нам в страну скудная информация об этом городе изредка доходила в виде немногих разрозненных сообщений и заметок. Выехать туда нашим соотечественникам по собственному желанию было практически невозможно до самой “перестройки”.

Несколько лет назад ученый-фиэик Игорь Зенкин вместе с женой Ниной и 8-летней дочерью Олей покинули Москву и по официальному приглашению “Фонда Ауровиля” отправились в Индию. Игорь Михайлович поделился своими впечатлениями с нашим корреспондентом Владимиром Федоровым.

Шри АуробиндоПочему русских людей тянуло поехать именно в Ауровиль? Ведь о Шри Ауробиндо, Матери, о Супраментальной йоге в России еще несколько лет тому назад почти никто ничего не знал. Лишь сравнительно недавно прекрасная книга “Путешествие сознания” Сатпрема, ученика Шри Ауро-биндо, стала у нас бестселлером. Стали доступными и некоторые труды Шри Ауро-биндо и Матери.
— В Ауровиле живет сейчас около 25 наших соотечественников, это одна из последних “волн” движения русских в Индию. Я имею в виду тех, кто поехал туда, движимый исключительно своими духовными устремлениями. Но замечу, что по всей Индии, во многих ее духовных центрах-ашрамах есть русские люди. Русские люди есть и в миссии Рамакришны, и в Калькутте, на северо-западе страны, — там, где родился Будда, и в Тируванамалаи, в ашраме великого подвижника Шри Рамана Махарши...

— Кто они?

— Это интеллигенция — люди, многие из которых довольно давно покинули Россию самыми разными путями, но по одной, общей для них причине: в поиске духовных Учителей. Между собой они практически не связаны, какими-то внешними событиями интересуются мало, всецело сосредоточившись на внутреннем развитии, но соотечественникам всегда готовы помочь.

— А вы раньше интересовались Индией?

— Разумеется, особенно ее философским наследием, йогой, культурой. Были у нас и друзья, которые там побывали. Но все это оставалось для нас далеким, заморским, скорее мечтой. А тут, получив официальное приглашение от “Фонда Ауровиля”, который решил привлечь русских людей в этот город, мы поняли, что мечта наша может стать реальностью.

Решение далось нам непросто. Мы с женой были обеспеченными сотрудниками Академии наук, ребенок маленький... Но тем не менее мы отважились на этот шаг.

— Мечта позвала за собой?

— Пожалуй, это звучит несколько неопределенно. Скажу точнее (это не только наши слова): позвала Мать — так говорят многие, кто приезжает в Ауровиль. И это ощущение было явственным.

Итак, мы решились, и после многих удивительных перипетий, связанных с оформлением виз и разрешений (в то время это было делом не простым — шел 1990 год), нам удалось выехать в Индию. Гражданство у нас осталось прежним, как и у всех, кто живет в Ауровиле. Официально считается, что я нахожусь в отпуске без сохранения содержания. Сейчас приехал на несколько месяцев домой, в Москву.

Мать: “Русские должны быть в Ауровиле”.

— А как события развивались дальше, после вашего приезда в Индию?

— Это была первая зарубежная поездка нашей семьи. Приехав в Индию, мы направились вначале в Бангалор, где жил тогда Святослав Николаевич Рерих, с которым мы состояли в переписке. Он, узнав о нашем решении поселиться в Ауровиле, благословил нас. Помню, как он говорил о том, что люди на Земле должны укреплять духовные связи и что у России и Индии духовная общность. Потом оказалось, что в Ауровиле живет родственница Рерихов — Аврора, первая девочка, родившаяся в Ауровиле, правнучка Николая Константиновича. Ее прабабушка, из семьи Рерихов, уехала из России в Голландию в конце прошлого века. Аврора говорила мне, что в их семье гордятся родством с Рерихами, чтут их память. Видите, как тесен мир.

Мать всегда говорила, что русские должны быть в Ауровиле, что без них идею эту будет сложно осуществить. Почему у Матери было такое особое отношение к русским людям?

— Во многом это было связано с вкладом русских людей в разгром фашизма, с особым складом русской души, ее высокой духовностью. Ауровильцы терпеливо ждали, когда русские смогут к ним приехать. И это время, похоже, наступило.

В чаше, что находится в центре Ауровиля, где смешана земля из разных стран мира, есть и горсточка русской земли. На торжественную церемонию землю из России не привезли. То ли тогдашние наши власти забыли это сделать, то ли не посчитали нужным, то ли еще что... Что делать? Символическому участию России в этой церемонии придавалось огромное значение. И помог случай, впрочем, ничего случайного в мире не происходит. У приехавшей в Ауровиль пожилой русской женщины, которую еще ребенком родители увезли за рубеж, спасаясь от революции, на шее, в ладанке, всю жизнь хранилась горсточка земли с родины, откуда-то из окрестностей Санкт-Петербурга. И она отдала свое сокровище.

— И как живется русским в Ауровиле?

— Вопрос непростой. Как я уже говорил, сейчас в Ауровиле примерно 25 русских людей, считая вместе с детьми. Приехали они из Москвы, Петербурга, Сибири, Украины, Прибалтики, из других мест. Мы не живем отдельной национальной общиной. Общины в Ауровиле складываются не по национальному признаку — так хотят сами общинники. Но мы регулярно встречаемся, обсуждаем свои проблемы. В Ауровиле жить достаточно сложно, особенно русским, по ряду причин.





— Какие это причины?

— Достаточно назвать языковый барьер. Он преодолевается только со временем. Существуют и финансовые проблемы. Жизнь там хотя и недорогая, но на нее все равно нужно зарабатывать. Подаяния никто не дает, да и не в природе русских его просить. Есть сложности с работой: количество рабочих мест, вакантных специальностей ограничено. В Ауровиле требуются учителя, врачи, архитекторы, строители разных специальностей. Но владение языком — обязательное условие, без этого работу получить невозможно. Я работаю программистом в компьютерной фирме, а моя жена Нина художником по тканям на швейной фабрике. Доходы наши скромные, но на жизнь хватает. Живем мм в отдельном просторном доме, типа бунгало, купили мотороллер...

И еще. Очень тяжелый тропический климат, особенно для тех, кто приехал из северных стран: +30° по Цельсию считается прохладой. Адаптационный период длится несколько месяцев, нет привычной смены времен года. Не все с этим справились. Многие не выдерживают тропиков: когда все время чувствуешь себя полубольным, нервы расшатываются, организм дает сбои, и в конце концов многие уезжают домой.

Каждый, кто желает испытать себя в Ауровиле, должен прежде чем выехать из страны, написать в Группу Приема (Entry Group) о своем желании приехать, объяснить причины этого желания. Важно, чтобы желающий обладал хорошим здоровьем, имел необходимые средства на три месяца проживания в качестве гостя и хорошо владел английским — основным языком в Ауровиле. По прибытии тот, кто желает стать жителем города, получает на три месяца статус гостя. Затем, после рассмотрения его дела Группой Приема, он переводится в статус “ньюкамера” (“вновь пришедшего” — англ.) с испытательным сроком в 9 месяцев. В течение этого времени ему следует заняться каким-либо делом и влиться в одну из общин. Это накладывает большую ответственность на каждого вновь пришедшего, хотя члены Группы Приема всегда готовы прийти ему на помощь. В конце девятого месяца испытательного срока вновь пришедший снова встречается с Группой Приема и, если все прошло нормально, он становится полноправным членом городской общины.

— Помогают ли русским какие-либо общественные организации? Я слышал, что из ряда европейских стран и США в Ауровиль для их соплеменников поступает ощутимая финансовая помощь.

— Отвечая на ваш вопрос, необходимо упомянуть человека по имени Дмитрий фон Мореншильд. Он историк. Ему уже за 90 лет. Дмитрий фон Мореншильд— выходец из России, корнями из обрусевших немцев. Перед революцией он учился в привилегированном военно-морском учебном заведении, мечтал стать офицером флота. Революция вынудила семью эмигрировать, и Дмитрий оказался в США.

Итак, лет двадцать тому назад Дмитрий фон Мореншильд приехал в Индию. Неисповедимые пути судьбы привели его к знакомству с Матерью. Он был буквально ею покорен, позднее вспоминал: “Я почувствовал огромную волну любви и сострадания к миру и людям, которая исходила от нее”. Вскоре он вернулся в Индию насовсем и поселился в ашраме Шри Ауробиндо.

Так вот, Дмитрий фон Мореншильд выделил значительные средства на поддержание первых жителей русской общины, что явилось существенной помощью, ибо материальное положение наших земляков там было непростое.

Он финансировал строительство русского культурного павильона в Ауровиле. Это входит в общий план застройки интернациональной зоны города, северо-восточной его части, так как это запланировала еще Мать. Там будут культурные представительства всех стран, пожелавших в этом участвовать, сгруппированные по континентам. Заложены уже французский и немецкий павильоны. Надеюсь, будет и русский культурный центр со своей библиотекой, постоянными и временными экспозициями. Хотелось бы, чтобы сюда приезжали из России художники со своими картинами, давали концерты музыканты, деятели культуры, просто интересные люди, кому есть что рассказать и показать.

В центре города находится “Матримандир”, названный Матерью “душой Ауровиля” — своеобразный храм для духовной практики Супраментальной йоги. Там есть зал для медитаций, помещения для самостоятельного исследования путей достижения Истины. Из этого центра четыре зоны города — Жилая. Культурная, Международная и Индустриальная — спиралями расходятся к его окраинам. За ними расположен “зеленый пояс” ферм и лесов. В Международной зоне Павильон Индии — Бхарат Нивас (Bharat Nivas) — частично завершен, и в нем располагаются библиотеки, культурные и торговые центры и офисы администрации города. Насколько это возможно, все организационные решения принимаются коллективно, а различные рабочие группы пытаются координировать деятельность общин с минимумом авторитарного давления. Согласно закону, принятому индийским парламентом, этому городу предоставлен особый статус, который должен способствовать успешной реализации принципов, провозглашенных в Хартии Ауровиля.

Община “Устремление” и другие

— Как существуют между собой люди разных национальностей в Ауровиле?

— Ауровиль задумывался как прообраз будущего человечества. Оптимизм не утрачен, но мы все прекрасно видим, в каком состоянии наша планета, как много на ней происходит кровавых военных конфликтов, как велика социальная напряженность.

Что же касается взаимоотношений между людьми разных национальностей, то их можно назвать вполне нормальными. Более того, мне кажется, что эти отношения более дружеские и теплые, чем внутри группы лиц одной национальности. Могу определенно сказать, что национальность в Ауровиле не влияет на характер взаимоотношений между людьми. У нашей семьи друзья и немцы, и итальянцы, и тамилы, и французы, и англичане. Буквально после одной-двух встреч чувствуешь искреннее к себе расположение.

Но надо иметь в виду, что все эти люди стремятся быть единомышленниками. Мало у кого проявляются чувства превосходства или пренебрежения той или иной нацией, какие-то технократические, скажем, замашки. Но в то же время есть люди, которые по чисто внутренним причинам, не связанным с национальностью, относятся к другим, не скажу, что с враждебностью, но как-то настороженно, сдержанно. Нас же, русских, все знают в Ауровиле поименно, относятся к нам очень доброжелательно — это неизменно чувствуется.

— А как создаются те или иные общины?

— Люди собираются в них по доброй воле, — кому кто больше нравится. Все общины по традиции Ауровиля носят названия духовного содержания. Наша, скажем, называется “Устремление”, есть общины “Преображение”, “Милость”, “Братство” и др. В общине может быть от пяти до нескольких десятков человек. В нашей — более 40. Есть в ней тамилы, французы, немцы, бангладешцы, голландцы и русские — всего около десяти национальностей. Много детей, в том числе и от смешанных браков, — очень симпатичные ребятишки.

Дети в условиях Ауровиля знают, как правило, два, а то и три языка. Обязательно обучение кроме этого тамильскому языку в школе. Общаясь между собой, дети быстро усваивают языки. Это происходит очень естественно, как бы в игре, без натуги и зубрежки. Скажем, наша Оля — ей сейчас 11 лет, — когда мы , приехали в Ауровиль, немного знала английский язык. Сейчас она свободно говорит на нем, знает французский, в школе учит тамильский. У Оли подружка — итальянка, и девочки быстро учатся говорить на родном языке друг друга.

По замыслу система детского образования в Ауровиле должна начинаться с яслей и завершаться последним классом средней школы. Все центры этой системы — экспериментальные, разрабатывающие принципы воспитания и образования, предложенные Шри Ауробиндо и Матерью.

— А каково отношение местных жителей, индийцев, к русским?

— Я раз двенадцать пересек Индию с севера на юг и обратно. И везде, каждый раз везде: в поезде ли, на улице или в офисе — неизменно ощущал волну искренней симпатии к России.

Мы живем в индийском штате Тамилнаду, где основное население — тамилы. И меня всегда приятно удивляло их Дружественное отношение ко всем иностранцам. Эти люди готовы прежде всего тебе помочь, а потом, если надо, спросить, кто ты и откуда. Это распространяется и на русских. Причем тамилы — это люди, преисполненные чувства собственного достоинства.

Испытание свободой

— Но вернемся к жизни в Ауровиле. Как я понимаю, основная цель приезда туда людей — духовная практика?

— Внешняя сторона духовной активности зачастую не видна. Многие Учителя человечества говорили, что люди, внутренне пытающиеся идти по пути духовного развития, тем не менее, — его просто люди, которые хорошо и честно трудятся изо дня в день — это их главная внешняя деятельность. Мы осуществляем практику карма-йоги — йоги труда, активной деятельности. А в Ауровиле живут обычные люди, как в обычном городе. Этим Ауровиль отличается от ашрама Шри Ауробиндо и Матери в Пондичери.





— А в ашраме?

Sri Aurobindo Ashram, Pondicherry— Там строгая дисциплина, проводятся ежедневные совместные медитации, совершаются определенные действия, связанные с духовными праздниками. Там жизнь больше похожа на монастырскую. И трудятся в ашраме тоже, разумеется. В наших монастырях монахи всегда много и усердно трудились и трудятся. Они молились, стараясь жить постоянно во Христе, совершали то внутреннее духовное действо, которое постороннему человеку и объяснить-то трудно. И в монастырях, и в ашраме есть наставник, учитель, который следит и помогает ученику в его духовном продвижении.

А в Ауровиле этого нет. Там — полная свобода. Человек сам решает, остаться ли ему там жить, если считает, что у него достаточно сил, чтобы идти по избранному пути, чтобы быть не сбитым с него разными жизненными проблемами. Возьмем, скажем, проблему семейной жизни — в Ауровиле она остра для многих молодых людей. Или, например, проблема с работой, взаимоотношения с работодателями — все это имеет место, все мы — люди, со своими особенностями и недостатками, причудами характера. Поэтому, как я себе представляю, Ауровиль — это концентрат всех этих проблем, которые обостряются здесь порой до предела.

— Поясните, пожалуйста.

— Я пытаюсь понять, почему многие люди из разных стран, которые приехали в Ауровиль, повинуясь своему внутреннему зову, в конце концов в большинстве своем уехали? Я излагаю, разумеется, свое собственное мнение, так, как я это вижу.

Там, где бытие как-то регламентировано: в большей степени в ашраме, в меньшей — в общине, там есть наставник и четко распределены обязанности всех и каждого и где более или менее жесткий распорядок дня, — там легче.

А в Ауровиле ты просто живешь, как считаешь нужным, и никто тебе ничего не диктует, не указывает. И если искренне стремишься реализовать идею, ради которой ты сюда приехал, то начинаешь понимать, что это совсем не так просто, как, может быть, казалось вначале.

Тогда-то многие начинают ощущать неудовлетворенность, недоверие к себе, а потом люди решают, что с миссией своей они не справляются, и покидают Ауровиль. И это на фоне всех внешних трудностей: добывания хлеба насущного, проблем со здоровьем.

Кроме того, и те, которые считают себя вставшими на путь духовного продвижения, карма-йоги, остаются людьми с присущими им недостатками, потребностями, норовом. Кое-кто уверен, что он-то достаточно продвинулся на пути познания Высшей Истины, а посему имеет право поучать или критиковать других. Отсюда возникают конфликты между людьми, что тоже затрудняет совместное их существование.

— Вероятно, это испытание, которое дается, чтобы вырабатывать в себе терпимость, дружелюбие...

— Совершенно верно. Ауровиль — это место испытания, которое дается не видимым руководством гуру — духовного наставника, который может поправить в случае ошибки или неправильного поведения и наставить на путь истинный. Нет, здесь ты наедине с собой, тебя испытывает Пространство. И если ты пройдешь все и выдержишь — тогда поймешь, что это — достаточно суровое испытание. Если человек не убежден твердо, что он упорно и терпеливо будет следовать своим духовным путем, если он надеется просто так в удовольствие жить в Ауровиле, как в красивом экзотическом месте среди цветущей зелени по соседству с океаном — в этаком филиале рая на земле, а духовность — оставит так, “на гарнир”, для внутренней комфортности, то жизнь его в действительности станет невыносимой.

"Младшин братья" Ауровиля

— А какова во всем этом роль общины?

— Сейчас, по-моему, такое время, когда многие на нашей планете стремятся воплотить идеал коллективного образа жизни в нечто реальное. Известны подобные общины и среди последователей Интегральной йоги. Многие из их основателей и членов, пройдя через Ауровиль, теперь в других местах Земли воплощают то, чего хотели достичь здесь, но сразу не смогли. Есть такие общины во многих европейских странах, США. Регулярно их представители приезжают в Ауровиль, потому что считают его центром, а себя — как бы “младшими братьями” этого города. Между ними и ауровильцами происходят очень интересные встречи. А главное — шаг за шагом накапливается уникальный практический опыт, распространяющийся по всей Земле.

— В конечном итоге духовное продвижение человека зависит от степени расширения его сознания, постоянного контакта, связи с Высшим. А внешние формы, даже созданные с самыми благими пожеланиями и устремлениями, как правило, нежизнеспособны. Обыденное сознание человека, если не работать с ним постоянно и целенаправленно, избрав тот или иной духовный путь, обычно достаточно сужено, эгоистично. И очень многие эксперименты в истории человечества, проводившиеся под знаком духовных устремлений, заканчивались неудачей, а то и полным крахом.

— Идея воплощения на Земле мечты о всеобщем братстве и любви стара, как мир, и провозглашалась многими духовными учителями, но все действительно упиралось в ограниченное, зашоренное сознание человека. Люди жаждали указаний и наставлений духовных пастырей, но, как правило, этим наставлениям не следовали.

— Бывало нередко и так, что сами идеи на практике извращались до неузнаваемости и обращались в нечто противоположное первоначально задуманному.

— Либо просто разваливались, либо, действительно, становились идеями “со знаком минус”. Все это вообще связано с особенностями жизни на Земле. Ведь и Ауровиль, основанный духовными Учителями высочайшего уровня, теперь тоже стал делом простых людей. И как пойдет в нем дальше жизнь, зависит только от самих людей, их воли. Свобода воли человека священна и не может быть никем нарушена. Но ему очень трудно справиться со своей свободой.

Sri AurobindoОднако, думается, идея, явленная в Ауровиле, не обречена на неудачу, В Ауровиле и у его “младших братьев” люди чувствуют незримое присутствие и помощь Матери и Шри Ауробиндо. Очевидно, что эта духовная Сила вездесуща. Как говорится, “смерти нет, ребята” — это выражение очень подходит для Интегральной йоги.

У нас в России предпринимались попытки, в частности, последователями Агни-йоги, создать подобные общины. Ведь среди трудов по этой йоге есть книга, специально посвященная этому вопросу, которая так и называется “Община”. К сожалению, подобные попытки оканчивались, насколько мне известно, неудачами.

— Всякого рода “коммунальность” очень многими сейчас в России воспринимается крайне отрицательно. Вот вам пример: коммунальная квартира — ад в миниатюре. Или возьмем колхоз — какие эмоции он пробуждает?

— Все так, но тем не менее, попав в Ауровиль, я увидел, что склонность, умение русских людей жить общиной очень велика. Русские люди к этому образу жизни хорошо подготовлены. Другое дело, все на свете можно извратить, как это было с теми же колхозами. Кстати, люди и хотели бы совместно жить и трудиться, а получили взамен коллективное рабство. Сам термин “коллективизм” стал отрицательным, и ныне от него шарахаются.

Но я уверен, что у людей есть стремление к совместному проживанию и труду. Парадокс состоит в том, что многие европейцы, активно в теории проповедующие общинную жизнь, на практике зачастую просто не могут в такой общине существовать — убеждался в этом на примере Ауро-виля. Они мучаются, страдают, у них не получается — очень силен дух индивидуализма — продукт той цивилизации, в которой они выросли.

В общине от каждого ее члена требуется самоотдача, пусть незначительная, малозаметная, но постоянная, чаще всего в бытовом, будничном проявлении. Так вот, многие европейцы с этим просто не справляются. Одна семья, другая мало-помалу замыкается в себе, все больше от общины отдаляясь. А русские те же испытания преодолевают спокойно. Опыт жизни в России уникален — он снимает с наших соотечественников больше половины всех ауровильских проблем. Что ни говорите, суровая советская школа выживания всем бедам вопреки дорогого стоит.

— Супроментальной йогой можно заниматься везде, где угодно... Надо ли за этим было ехать “за три моря”, в Индию, в Ауровиль?

— Согласен. Будучи духовно связанным с учением Шри Ауробиндо и Матери, такую практику можно реализовывать и вне Ауровиля. Но здесь есть еще какая-то другая, особая цель, которую мы пока не уловили — особая функция этого места, этого города. Для других людей, которые идут этим духовным путем, Ауровиль — модель будущего бытия, трансформации человечества, его духовного преображения. Да, в конечном итоге, дело в самих людях, а не в том, где они живут — Индия это или, скажем, Сибирь...

Несмотря на провалы и поражения на пути идей духовного совершенствования, вновь и вновь предпринимаются попытки восхождения. И рано или поздно эти вершины приблизятся к нам. Вопрос только во времени...

Auroville

Хартия Ауровиля

Ауровиль не принадлежит никому в отдельности. Ауровиль принадлежит всему человечеству в целом. Но тот, кто пожелает жить в Ауровиле, должен искренне служить божественному сознанию.

Ауровиль будет местом постоянного образования, непрерывного прогресса и юности, которая никогда не стареет.

Ауровиль желает быть мостом между прошлым и будущим. Используя лучшее, что дают новые открытия повсюду на земле, Ауровиль совершает смелый прорыв к будущему сознанию.

Ауровиль всегда будет местом материальных и духовных поисков и исследований, живым воплощением истинного человеческого единства.

МАТЬ 
28 февраля 1968 г.

См. также:

Шри Ауробиндо

Организованные поездки в Ауровиль и ашрам Шри Ауробиндо

 

 
 
 
 
 


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
    Идея сайта - VP