Индия Ру
India.ru
Об Индии
 
   
 
 
Программист = индиец

Все началось с картинки, которую показывал при загрузке Photoshop 2.5. Под ней были перечислены фамилии разработчиков. Пока программа неспешно грузилась на средней паршивости 386-м, можно было прочесть их все - внимание привычно скользило по англосаксонским Tomas Knoll и Mark Hamburg и поневоле задерживалось, наткнувшись на Seetharaman Narayanan, а через две строчки - на Andrej Gerasimchuk. И если последнее запоминалось потому, что охватывала гордость за "наших", то первое - просто потому, что звучало слишком необычно. Вряд ли кто-нибудь задумывался тогда о том, к какой нации мог бы принадлежать человек со странным именем, которое к выходу пятой версии Photoshop'а уже сократили до "Seetha".

Это сейчас мы знаем, что Narayanan - однофамилец президента Индии. Что чуть ли не 45% программистов в США, если верить индийцам, - их соотечественники (см. www.russiajournal.com/iit/), и удивительно, что в "поминальнике" Photoshop'a индийское имя всего одно. Согласно исследованиям компании Nasscom (National Association of Software and Service Companies, www.nasscom.org), оборот индийской софтверной индустрии ежегодно растет на 50%. Две трети этой индустрии составляет экспорт кода, и именно это обстоятельство позволяет Индии занимать особое место на рынке высоких технологий. По данным WorldBank, среди стран, традиционно делящих рынок экспорта ПО, Индия занимает первое место по уровню подготовки специалистов и второе (после Китая) по дешевизне разработки. И несмотря на то, что условия для деловой активности в других популярных для оффшорного программирования странах - Ирландии и Сингапуре - созданы более привлекательные, индийское сочетание дешевизны и опыта действует безотказно. Социологическое исследование 1991 года, проведенное Tata Services Limited, выявило, что более 64% мужчин и 39% женщин в Индии не умеют читать, - и в то же время в стране действуют около двух тысяч образовательных учреждений, из стен которых ежегодно выходят почти 70 000 специалистов в области информационных технологий. Невероятно бедная страна, в которой средняя продолжительность жизни на четыре года меньше, чем в России (63 и 67 лет соответственно), а уровень детской смертности - 71 ребенок на тысячу против российских 17-ти, входит в число мировых лидеров по разработке ПО и обучению разработчиков.

Признанный центр индийской технологической революции - Бангалор (в традиционной русской транскрипции - Бенгалуру), столица штата Карнатака, название которой приблизительно переводится как "город вареной фасоли". Первое учебное заведение открылось в Бангалоре еще в начале XX века - это был Tata Institute, названный так в честь основавшей его семьи индийских миллионеров Тата (ныне Indian Institute of Science). В 1947-м, вскоре после того, как Индия обрела независимость, в Бангалоре обосновались национальные институты воздухоплавания и изучения космоса, что превратило его в южноазиатское подобие города Королев. Сейчас индийцы называют Бангалор "Силиконовой долиной Индии": программа экономических реформ, запущенная правительством страны в 1991 году, позволила сотням западных компаний основать в Индии филиалы и войти в партнерские отношения с местными компаниями-производителями ПО и компьютеров. В Бангалоре располагаются офисы более 300 местных хай-тек-компаний, в которых работают около 40 000 сотрудников. Цифра ничтожная, если сравнить ее с общим числом жителей Бангалора - по данным переписи 1991 года их насчитывалось 4 130 000 человек, и за последние 9 лет число наверняка округлилось до 5 миллионов, - но именно эти 0,9% населения города и определяют сегодня его лицо: если бы не они, центральная часть города, нынче застроенная барами, модными магазинами и фаст-фудами, выглядела бы совершенно по-другому. Кроме Бангалора, околокомпьютерная индустрия развивается также в Дели, Чианнае, Мумбае (бывший Бомбей), Хайдерабаде и Пуне, но не настолько интенсивно.

Индийские спецы оттачивали свои навыки UNIX-программирования с середины семидесятых годов. В то время правительство страны, желая подстегнуть развитие высоких технологий "на дому", потребовало, чтобы все западные компании, державшие в тот момент представительства в Индии - в частности, IBM - подарили стране свои патенты и методы производства. Западные компании пожали плечами и закрыли представительства. Индия оказалась полностью изолированной от западных технологий. Поскольку в отсутствие IBM устанавливать стандарты было некому, страна сдалась на милость открытого кода - UNIX-системы использовались повсеместно. "Железо" стоило весьма дорого (существовала стопроцентная пошлина на импорт), и ввозили его в страну ничтожно мало, а домашние мэйнфреймы особой мощью не отличались. Индийцы поневоле научились выжимать из своих морально устаревших компьютеров все, что только можно, и писать эффективный, лаконичный код.

Как только период экономической изоляции закончился, обнаружилось, что на индийских специалистов существует огромный спрос. Началась "утечка мозгов": программисты уезжали на Запад. Дома в них нуждались не меньше, но обеспечить своим экспертам американский или европейский уровень жизни Индия при всем желании не могла. Количество виз H1B, выдаваемых Штатами индийцам, начало неудержимо расти: в 1990 году их получили 2697 человек, а в 1999 году - уже 55047 (по данным визового отдела Госдепартамента США). Для сравнения: количество таких виз, выданных россиянам, с 1992 года стабильно держится на уровне 1800-1250 в год. На каждого приехавшего работать в США русского профессионала в 1999 году пришлось 34 индийца. Виза H1B представляет собой разрешение на въезд с правом найма на работу и выдается "квалифицированным иностранным гражданам" на три года (потом ее можно продлить еще на три). Раньше США требовали от получателей H1B доказательств того, что они не собираются переселиться в Штаты на постоянное местожительство, но в 1990 году эти требования были отменены. В прошлом году США пришлось ввести квоту на выдачу виз H1B - благодаря индийцам общее количество таких виз, выданных в 1999-м, превысило 116 тысяч. Считается, что США принимает множество программистов из Китая, но количество виз H1B, выданных китайцам, с 1989 года выросло весьма незначительно - с 5,7 до 9,3%. В то же время индийцы в 1989-м получили 8,9% от общего числа виз H1B, а в 1999-м - 47,5%. С этой точки зрения нет ничего удивительного в том, что индийцы составляют 36% сотрудников Microsoft, 32% сотрудников НАСА и 12% сотрудников Intel.

Каждый из шести индийских технологических институтов отсеивает больше абитуриентов, чем престижный Гарвард - ежегодно они рассматривают около двух миллионов заявлений, а принимают менее сотни тысяч. Если в институт попадают лучшие, то на престижную работу в Штаты после окончания аспирантуры уезжают лучшие из лучших - те, кто регулярно смотрит мультсериал "The Simpsons", может быть, слышали, как друг семьи Симпсонов - индус по имени Апу Нахасапимапетилон - рассказывал, что "для того, чтобы попасть в США, закончил курс с отличием, став лучшим студентом в группе из семи миллионов человек". Это преувеличение довольно точно отражает действительность: в стране с миллиардным населением получить престижную профессию, которая гарантирует тебе роскошный по индийским меркам заработок в 300 долларов в месяц, можно только пройдя через мельчайшее сито естественного отбора. Отсюда и качество подготовки.

Аля Пономарева
alya@inter.net.ru

Статья публикуется с согласия автора. Оригинал статьи был опубликован в 21 номере журнала "Интернет" и доступен по адресу http://inter.net.ru/21/15.html

 
 
 

 
 


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
    Идея сайта - VP